Линия доверия для мусульманок

Нажмите, мы он-лайн!

Беседа с Натальей Тарик (Саудовская Аравия)

Беседа с Натальей Тарик (Саудовская Аравия)

Наталья Тарик, русская мусульманка, 30 лет, замужем, воспитывает маленькую дочку, переводчик, проживает с мужем в Эр-Рияде. С девятого класса мечтала стать переводчиком.


— Ассаляму алейкум, Наташа, расскажи — как ты приняла ислам, как это произошло?

— Ва алейкум салам.
Я приняла ислам лет в 15-16, но как именно это произошло — это трудный вопрос, поскольку я этого почти не помню. Это был настолько плавный и постепенный процесс, что переход к исламу практически не был заметен. В 14 лет я заинтересовалась турецкой музыкой и начала учить турецкий язык, потом стала читать о турецкой культуре, затем заинтересовалась религией. Все, что я узнавала об исламе, казалось мне логичным, правильным и приемлемым, и так получилось, что к 16 годам я уже стала мусульманкой.

В образе жизни кардинальных перемен не было: я всегда сторонилась запретных развлечений, всегда придавала большое значение моральным ценностям. Хиджаб я надела далеко не сразу, регулярно молиться тоже начала спустя пару лет. Родители о моем выборе узнали несколько лет спустя, и отнеслись крайне негативно, и такая позиция сохранялась на протяжении почти 10 лет. Лишь недавно они слегка изменили свое отношение, в большей степени благодаря моему новому браку.

— Как ты выбрала свою профессию?

— Когда я начала учить английский язык в школе, я его терпеть не могла. Меня со слезами заставляли делать уроки по английскому. Но потом я пошла на дополнительные занятия в языковую школу и узнала, что изучение языка может быть интересным и увлекательным. Затем я самостоятельно начала изучать турецкий язык — по единственному самоучителю, так как в то время турецкий считался довольно редким языком, по крайней мере, в моем городе. В институте к этим двум языкам добавился французский, который я продолжила совершенствовать и после окончания института. Кроме того, в школе я учила немецкий, но из-за отсутствия практики многое забылось.

Я не ставила своей целью работать именно переводчиком: после окончания института я работала в посольстве какое-то время, и мне нравилась моя работа и окружение. Но после рождения дочки мы с мужем развелись, мне пришлось зарабатывать на жизнь самостоятельно, и единственное, что я могла делать, сидя с ребенком, — это переводить. Я решила попробовать, мне понравилось, и у меня получалось довольно хорошо, поэтому я решила сконцентрироваться на переводах. Я работала с некоторыми британскими компаниями (Islamic Design House, Islamic Travels), сейчас работаю с российскими организациями, и все мои работодатели за 7 лет, за исключением одного, были мусульманами. В этом году были опубликованы две моих переведенных книги: «Мечети России» и «Хадж и умра».

— Какие трудности, на твой взгляд, есть в межнациональном браке?

— Так получилось, что мои оба брака были межнациональными, но во втором я провела пока еще недостаточно времени, чтобы судить о его трудностях. Могу сказать лишь то, что трудности первого брака были вызваны не столько разницей в национальности, сколько разницей в культуре и образовании. Мой первый муж был по уровню образования намного ниже меня (я вышла замуж очень рано и тогда не придавала этому значения), в семье у них было принято совсем другое отношение к женщинам, чем то, к которому я привыкла. Соблюдение основных религиозных обязанностей (что было тогда моим единственным критерием), к сожалению, не является гарантией добропорядочности мусульманина. Многие пытаются оправдать свое недостойное поведение по отношению к жене религией, и это абсолютно неприемлемо. К своему второму браку я подошла по-другому: помимо соблюдения столпов ислама для меня было важно, чтобы мой муж разделял мои ценности и интересы, осознавал материальную и моральную ответственность за семью, поддерживал мои начинания и уважал меня и мою дочь. С родственниками мужа труднее: их я все-таки не выбирала, и многое в их культуре для меня непонятно и странно, но я живу с мужем, а не с ними, поэтому особых трений не возникает.

— Была ли ты у мужа на родине и как тебя приняли его родственники?

— Мой муж индиец, но родился и прожил почти всю свою жизнь в Саудовской Аравии, учился в США. Я несколько раз ездила к нему, сейчас переезжаю в КСА насовсем. Когда муж в первый раз сообщил своим родителям о своем намерении жениться на мне, для них это было шоком. Все-таки в их культуре не принято жениться на разведенных, тем более с детьми. Однако люди они образованные, и муж у меня умеет настоять на своем: он убедил их в серьезности своих намерений и они приняли его решение. Его мама и брат приезжала на свадьбу в Россию, а потом они организовали свадьбу для нас в Эр-Рияде. Мы живем отдельно, поэтому особых проблем нет. Есть мелкие неудобства, связанные с их желанием приблизить меня к индийской культуре (одеть меня в индийскую одежду, научить готовить еду, проследить, чтобы я учила урду), но у моего мужа «американизированный» менталитет, он далек от такого рода проявления принадлежности к индийской культуре и поддерживает меня в следовании моему привычному образу жизни.

— Есть ли у тебя хобби?

— Иностранные языки всегда были моим хобби. Сейчас я пытаюсь восстановить свой немецкий, также интересуюсь гэльским языком.
Для спорта особенно времени нет, но я стараюсь держать себя в форме: делаю упражнения дома, бегаю, плаваю. Очень хочу вернуться к большому теннису, в который я играла несколько лет, но пока нет возможности. Также еще одна моя мечта — научиться стрелять из лука.
Недавно появилось увлечение, затмившее все остальные — скрипка. В детстве я играла на фортепиано, и мне всегда нравилась классическая музыка, но последние пару лет я стала проявлять особенный интерес к скрипке, и 8 месяцев назад решила осуществить свою мечту и приобрела ее. Она отнимает много времени, но когда я беру ее в руки и прикасаюсь смычком к струнам, кажется, будто время останавливается. Видеть результат своей работы — непередаваемое ощущение. Сначала инструмент скрипит, ворчит, хрипит, но потом в нем пробиваются чистые нотки, а потом постепенно, медленно, он начинает петь…Руки становятся мягче, движения — плавнее, смычок — послушней, и начинает выстраиваться гармоничная, чистая мелодия. Никогда не поздно учиться новому и осуществлять свои мечты.

Еще одно увлечение, которое не совсем «хобби» — это путешествия. К сожалению, сейчас у меня нет возможности много путешествовать, но за прошедшие несколько лет я побывала во многих городах Великобритании и Франции. Я по нескольку раз ездила в эти страны, во-первых, чтобы попрактиковать язык, а во-вторых, чтобы получше узнать культуру разных регионов. Так, в Великобритании я трижды была в Шотландии: первая моя поездка в этот край настолько меня впечатлила, что я всегда возвращалась туда, к величественным горам, цветущему вереску и туманным озерам. Во Франции меня покорил Прованс: до этого я никогда не видела таких прекрасных пейзажей и таких по-старинному самобытных городков. Но ценнее всего для меня встречи с людьми: до сих пор помню дедушку из Парижа, который вызвался провожать меня до парка, а по пути читал на русском языке с акцентом «Я Вас любил»; шотландского охранника, который поразил меня своими знаниями о связях России и Шотландии; девушку из Лиона, которая избрала меня своим объектом для выполнения учебного опроса и пыталась узнать, как я отношусь к газировке))) Вот это и есть настоящие ценности: впечатления, отношения, чувства, воспоминания.

— Как давно ты на Голубушке и как попала сюда?)
— На Голубушке очень давно, наверное, года с 2007-2008…Если честно, уже не помню, как и то, как именно я попала не Голубушку))

— Охарактеризуй одним словом «Голубушку»
— Доброжелательность
— Что бы ты пожелала новеньким мусульманочкам, которые только недавно приняли ислам?

— Не торопиться. Самостоятельно изучать литературу, различные источники, сравнивать, делать личные выводы. Новообращенные очень уязвимы в том плане, что многие мусульмане считают долгом навязать им свою точку зрения, не считаясь с убеждениями или привычками «новеньких», и это часто приводит либо к радикализации, либо к отторжению. Нужно «фильтровать» всю получаемую информацию с учетом своего мировоззрения. Также не стоит торопиться замуж — это еще одна опасность для новообращенных девушек, которые являются «лакомым кусочком» для некоторых не очень добропорядочных братьев. Нужно сначала больше узнать об исламе, определить свое отношение к определенным аспектам, найти хороших друзей, наладить отношения с родственниками (если есть проблемы), найти способ самореализации и обеспечить себе определенную независимость, а потом, на базе всего этого можно начинать рассматривать кандидатов в мужья. Это как паззл: брак должен стать последним недостающим кусочком паззла, а не первым.

— Спасибо большое за интересную беседу, желаю тебе реализовать все свои цели)

Беседовала Галина Альшабах
16:40
1162
RSS
00:10
+1
МашаАллах!!! Такая чудесная новость! Наташа, дай Бог счастья вам с доченькой в вашей новой жизни! Видишь, перевернулся-таки Камаз с пряниками на твоей улице! ))) То, что ты учишься играть на скрипке, так чудесно — восхищают люди, которые могут уже в зрелом возрасте освоить что-то кардинально новое!:kissing_heart:
07:41
Спасибо, Ирсуш!
18:23
Я за тебя очень рада наташа! Но может все-таки стоит приблизиться к их культуре. хотя бы кухню научиться индийскую готовить и знать азы урду, тем более что у тебя способности к языкам. А насчет одежды я вот не комплексую и ношу с туниками легкие пакистанские шаровары.
07:40
А зачем? Муж индийскую еду не любит, индийскую одежду тоже, на изучении урду вообще не настаивает, а главное все-таки ему угодить, а не родителям))